Михаил Краснянский

Новый исход

1. Слепец и поводырь

Лет 150 назад из далекой провинции в некую столицу транспортировали гигантский валун, предназначенный для памятника какому-то королю или императору. Путь камня в столицу занял несколько лет…

Сотни лошадей запряжены в огромные деревянные катки из бревен в три обхвата с помощью толстых канатов, но и эти мощные бревна всё-таки ломаются камнем необъятных размеров. Тысячи солдат и служивых под громогласные команды, отчаянные крики, ржанье несчастный животных, треск бревен – передвигают всю эту конструкцию на крошечный отрезок многолетнего пути. Тут и там из грязи окружающего болота торчат ноги погибших лошадей; люди тоже гибнут - от травм, тифа, от жизни... За камнем движется Постоялый Двор, где живут, отдыхают после тяжкого труда, залечивают раны и напиваются по вечерам все участники этого грандиозного мероприятия.
Однажды на Постоялом Дворе появился слепой старик с юным поводырем. По вечерам старик играл на инструменте и пел, мальчик подпевал. Песни были печальными. Их охотно кормили, давали теплый ночлег - и всё бесплатно, за песни. Чего еще желать от жизни?..

Через несколько дней старик тяжело заболел и уже не мог играть и петь. Юный поводырь попробовал играть и петь эти грустные песни сам - но он был не слепым стариком, а растерянным мальчишкой, к тому же зрячим. Его не покормили и денег не дали. В этот день они легли спать голодными…

Старик не спал, он плакал в предчувствии близкой кончины, но плакал он не о себе, а о мальчике, которого любил и которого вот-вот вынужден будет оставить в этом жестоком мире, обрекая на голод, холод, смерть. Что делать? И тут его осенило. Ведь он, старик, всегда был слепым, и это всегда давало пищу и теплый ночлег, а кроме того, избавляло от всяческих несчастий, которыми, говорят, полна жизнь зрячих людей. Старик принял решение. Собрав последние силы, он нащупал в котомке нож, бесшумно встал и с безошибочным чутьем слепого подкрался к спящему мальчику. Но и мальчик не спал, он тоже плакал, плакал о слепом старике. Увидев перед собой слепца с ножом, мальчик в ужасе выскочил из сарая в дождливую ночь. Слепец побрел за ним, жалобно зовя его к себе. Вокруг были обрывы, ямы, вывороченные стволы - в любую минуту слепец мог разбиться, и мальчик, привыкший его оберегать, не мог вот так бросить его и убежать, он лишь отбегал на несколько метров и останавливался в ожидании. Но тут слепец подошел к краю обрыва: еще секунда - и он погибнет. Мальчик инстинктивно бросился к нему и оттащил от края. Слепец схватил мальчика и приставил нож к его глазам. Мальчик всё понял.

- Не надо! Оставь мне глаза! - в ужасе закричал мальчишка.

- Зрячим ты умрешь от голода, холода и людской подлости! А слепым - всегда будешь сыт и покоен.

- Я хочу видеть! – кричал мальчик.

- Что? Что видеть? Эту ужасную, бессмысленную жизнь?

Перед ними в свете факелов огромное количество людей и лошадей с помощью брёвен и канатов передвигали проклятый гигантский камень, и всё это заливал холодный дождь.

- Зачем куда-то тянут какой-то камень? - продолжал убеждать слепец. - Зачем гибнут люди и лошади? Какой в этом смысл? Ты это хочешь видеть?

- Я хочу видеть всё! Я хочу жить этой жизнью! Хочу! Хочу! Хочу! - отчаянно кричал мальчик…

2. Очередь

Густая толпа людей вытянулась в виде бесконечно длинной очереди; куда и за чем очередь - этого не видать. Народ в очереди разный - белый, черный, желтый, разноязыкий. С видимого нам края очередь эта состоит только из очень молодых людей - юношей и девушек. Вот к краю очереди подходит красивая девушка, спрашивает крайнего; за нею - красивый юноша. – «Ты последняя?» - «Я» - «А у меня какой номер будет?». - Он выслушивает и записывает ручкой прямо на ладони: 6.836.216.770. – «Ты откуда?» - «Школу только закончила» - «А я - музыкальный колледж» - «Любишь музыку?» - «С трех лет, сколько себя помню. Знаешь, в прошлой жизни я уже был поводырем у слепого музыканта, куски той, прошлой жизни мне часто снятся…» - Юноша вдруг затягивает старинную песню (эту песню в его прошлой жизни пел слепой старец). Между тем эта странная «очередь» движется вперед. Она медленно проходит через леса, горы, пустыни, фермы, поля, вокзалы городов, аэропорты, проходит сквозь цеха каких-то заводов, сквозь офисы, кинотеатры, отели, бордели, больницы, кафе. При этом кто-то из толпы остается в цехе завода и становится к работающему конвейеру, или в зале кинотеатра, где на экране идет бой, или задерживается в кафе перекусить бутербродом. Но из тех же цехов, кинозалов и т.д. какие-то люди присоединяются к очереди. Иногда возле очереди появляются «посторонние» люди, как бы не являющиеся полноправными членами относительно благополучной «очереди». Оборванная женщина с дебильным ребенком просит подаяние; ребенок периодически громко кричит, тогда женщина начинает его бить. Голый заросший мужчина, явно сумасшедший, играет на скрипке свою сумасшедшую музыку, потом бросает скрипку на землю и мочится на неё. Молодая женщина подходит к группе мужчин из очереди, поднимает юбку, под которой нет белья, и медленно садится на корточки, раздвигая колени. Мужчины пялятся на нее, громко сглатывая слюну; женщина сидит с безразличным видом, потом молча поднимается, опускает юбку и, собрав плату со зрителей, уходит вдоль «очереди» вперед.

- Долго здесь быть, не знаешь? - спрашивает девушка.

- Говорят, очень, - отвечает юноша, потом после паузы неуверенно добавляет: – Говорят, всю жизнь...

- И зачем это всё надо, позвольте спросить? - вздыхает девушка.

- Кого спросить, кого?! - сердится юноша. - Все всегда так жили и живут, и мы такие же.

- А если я хочу жить не так? - спрашивает девушка.

- Тебе не позволят,- говорит юноша.

- Кто не позволит? Кто?! – кричит она. В этот момент далеко впереди, среди песков, какой-то мужчина выскочил из очереди и побежал в сторону; его пытались удержать, но он вырвался. Он долго бежал, потом шел по песку, пока вдруг над ним завис военный вертолет, из которого вылетела веревка с петлей на конце - и прямо мужику на шею. Вертолет взмыл вверх и понес мужика в петле низко над очередью, на глазах которой он и кончился, вывалив синий язык. Толпа ликовала и плевала в труп.

- Смерть предателю! - кричала очередь.

- Кажется, там кого-то повесили? - в ужасе вскрикивает девушка.

- Это их дела, лучше в них не лезть, - шепчет юноша, крепко обнимая девушку и заставляя ее не глядеть на труп.

Юноша решает не стоять со всеми в «очереди», а выяснить, куда и зачем движется эта «очередь» и есть ли у нее вообще конец. Он выходит из толпы и пытается продвинуться вперед. Это занятие оказалось весьма небезопасным – за ним начинают охотиться вертолеты. Продвигаясь вдоль «очереди» он видит, что народ в ней становится все старше и старше. Постепенно, в жестокой игре «в прятки» с вертолетами, Юноше, конце концов, удается добраться до конца очереди - только чтобы увидеть особую камеру, где души людей отделялись от тел и улетали на небеса. Все люди в конце очереди - очень старые и больные мужчины и женщины, которые охотно идут на камеру, потому что их тяжелая жизнь подошла к естественному концу.

Юноша пытается уговорить их не идти в печь, но они спрашивают его: «А куда идти?», и он не знает, что ответить... В отчаянии Юноша побрел назад вдоль «очереди», рассказывая всем о том, что он увидел впереди, кричал, что посвящать свою жизнь удовлетворению собственных потребностей бессмысленно, что в таком случае результат жизни есть смерть, что нужно искать смысл жизни внутри себя, и тогда эта очередь не будет вам нужна... Но ему не верили или боялись слушать. За ним опять охотились вертолеты.

К юноше подошел пьяный мужичок, его наряд состоял, в основном, из расстёгнутых пуговиц, а походка у него была такая, будто он всё время выходил из-за угла. Он сказал:

- Я вот не космонавт, не олимпийский чемпион, я обыкновенный газированный человек - копейка стакан...

- Я стихи написал, - перебил его юноша, - послушай:

А то, что нас подстерегает,
Отнюдь не рок и не судьба,
А бестолковая пальба
По подвернувшимся мишеням,
Но бремя тягостных решений
Нас, как проклятие, пугает…

Мужичок испуганно убегает. Зато в очереди появились рисованные портретики Юноши, которые передавались и даже продавались тайком; его рассказы и стихи (тоже тайком) распространялись среди стоящих в очереди....

Но вот при очередном вираже вертолету удалось набросить петлю на шею теперь уже бородатого Юноши. Вертолет взмывает вверх. Очередь видит Юношу, парящего над толпой, но никакого вертолета и никакой веревки нет. Он плывет по воздуху над очередью, и толпа падает на колени, воздевая к нему руки и крича: «Истинно, истинно говоришь!» В этот момент в небе вокруг Юноши снова появляются боевые вертолеты, а на земле под ним - современные зенитные комплексы. Всё это наводится на парящего в небе Юношу и открывает по нему огонь. Однако снаряды пролетают сквозь Юношу, не причиняя ему никакого вреда. А вся очередь до самого горизонта, не обращая внимания на стрельбу, падает на колени и протягивает руки вверх, только вверх...

3. Хранитель пляжа

Виден огромный, бесконечный песчаный пляж, однако моря почему-то не видно. На пляже загорают, играют в мяч, выпивают и закусывают; часть пляжа занимают нудисты, здесь же художники разрисовывают обнаженные тела; играет небольшой любительский оркестрик. Между лежаками, зонтиками, просто лежащими и стоящими людьми ходит единственный одетый в темный костюм бородатый мужчина с красивым лицом, который непрерывно подбирает пакеты и банки из-под соков и пива и относит их в ящик для мусора. Это Хранитель пляжа. Молодые женщины пытаются завязать знакомство с этим красивым, хотя и странноватым человеком. Одни предлагают ему выпить с ними, другие - раздеться позагорать, а третьи - даже заняться сексом, но Хранитель пляжа неизменно отказывается.

- Но почему? - спрашивают его женщины.

- Видите ли, любое внешнее искушение – вкусная еда, алкоголь, секс, азартные игры, наркотики, деньги наконец – манят человека преступить границу между наслаждением и саморазрушением. Вы ищете наслаждений извне, я же - внутри себя. Поэтому вы полностью зависите от внешнего мира, вы его раб, я же - нет, я свободен.

Одна из женщин пытается познакомиться поближе, завязав интеллектуальный разговор, и кажется, ей это удается.

- И что же - вы нашли для себя смысл жизни? – с улыбкой спрашивает она Хранителя пляжа.

- Смысл жизни, мадам, в самой жизни, прежде всего - души, затем - разума, и в последнюю очередь – тела.

- А до того, как вы пришли сюда, кем вы работали?

- В одной своей прошлой жизни я был поводырем у слепого музыканта, в другой своей жизни я был диссидентом, а в этой жизни я сразу пришел на Землю тем, кто я есть - Посланником.

- Почему же ваш Бог не научит людей, например, излечиваться от всех болезней?

- Видите ли, мадам, Господь не учит исцелению от болезней, Он учит каждого из нас - как жить со своими болезнями.

Женщина обрадована ответом и изо всех сил пытается поддержать беседу.

- Я обожаю путешествовать. А вы?

- О да, мадам. Я обошел весь этот мир и еще много других миров.

Вдруг на пляж въезжает большой тягач, который тянет за собой на платформе огромную роскошную яхту. Тягач тормозит, водитель кричит: «Далеко еще до моря? Мне шестой причал нужен». – «Мы моря тут и не видели, говорят, до него километров пятьсот». Тягач едет дальше. Так как ему трудно маневрировать, все уступают ему дорогу, оттаскивая лежаки, выдергивая из песка зонтики и т.д., а то, что остается на пути, тягач безжалостно подминает под себя. Вдруг какой-то голый раскрашенный парень взбирается на яхту. Водитель, увидев это в боковое зеркало, высовывается на ходу в окно и орет на нарушителя, но тот прячется где-то внутри яхты и не хочет возвращаться на пляж. Постепенно, по мере медленного движения тягача, все обитатели пляжа залезают на яхту и обустраиваются на палубе. И вот уже на этой палубе загорают в купальниках и без, выпивают, перекидывают мяч, там же играет знакомый оркестрик - и всё это едет к морю… Пляж пустеет, и единственный человек, оставшийся на внезапно опустевшем пляже, - это Хранитель пляжа. Он бежит за грузовиком и зовет их всех обратно. Он кричит, что не нужно ехать так далеко, чтобы повеселиться, быть счастливым, обрести покой или что-то еще; что нельзя убежать от самого себя, и все, что нужно, - это заглянуть внутрь себя; что радость и любовь даны всем нам от Бога. «Вы живете в бесплодном тщеславии, удовлетворяя свои инстинкты и похоти», - громко предупреждает он.

- Вернитесь! Я помогу вам! - кричит он. Никто его не слышит, все хотят к морю, к новым удовольствиям... «О, - шепчет он еле слышно в отчаянии, - этот мир захвачен дьяволом, и воины добра и чести проигрывают битву за битвой…»

Но вот женщина, которая дольше других говорила с ним на пляже, слезает с яхты и медленно идет по песку к Хранителю пляжа. Затем еще несколько бывших пляжников покидают яхту и подходят к Хранителю пляжа, и еще, и еще. Так вокруг него собирается человек 20-25. Остальных (их несколько сотен) тягач увозит к морю. Хранитель пляжа поворачивается спиной к тягачу с яхтой и ведет свою немногочисленную паству вглубь песков. Куда приведёт их новый Исход? ...

*****

Это краткий отзыв о моей новелле (она была переведена на англ.язык и имела название «Три жизни») из офиса чикагской фирмы, которая сотрудничала с Голливудом (я тогда жил в Украине, а в Чикаго ее прислал мой сын, живущий в США):